К 9 мая...

Покинутая земля


Несколько лет назад, 22 июня 2005 года, мы с дедом побывали на могиле его отца. Потом я написал об этом небольшой очерк, а сегодня хочу вспомнить о нем.

Когда дед предложил съездить с ним в Тверскую область, чтобы побывать на могиле его отца, моего прадеда, я, конечно, согласился. С одной стороны, я хотел отдать дань памяти предку, с другой — меня всегда привлекали места, в которых раньше бывать не доводилось. Но, как это часто бывает, поездка, задумывавшаяся едва ли не как туристическая, превратилась в экскурс не только в географию, но и историю страны.

В Тверской области меня, выросшего в тепличных условиях большого города, поражали не столько красота пейзажей, сколько удивительные особенности быта и жизни, увиденные во время путешествия. Например, на вокзале в городке Нелидово — райцентре, в центральной гостинице которого мы с дедушкой остановились — нет компьютера и кассиры оформляют билеты вручную, совсем как это делали, наверное, в позапрошлом веке.

Процесс выглядит следующим образом: тетечка-кассир на станции Нелидово звонит в Великие Луки, диктует паспортные данные пассажира, узнает о наличии мест, получает номера билетов и какие-то еще данные, потом вписывает все это от руки в бланки, которые и выдают затем людям. Таким образом, оформление одного билета занимает от 10 до 40 минут, в зависимости от дальности поездки, срока бронирования, направления и расторопности отдельно взятой тетечки.

На этом чудеса не заканчиваются. Проезжая через реку Вазуза, где за неделю до нашего приезда сошел с рельсов поезд, перевозивший цистерны с мазутом, я видел мужиков, собирающих разлившийся мазут в мешки. Удивительная технология. Тогда я понял, что правду говорят про то, будто ликвидация последствий займет месяц, ведь мазута много, а мужиков и мешков мало.

Вообще, страна, в которой в начале XXI века ездят на телегах и пашню обрабатывают лошадкой, запряженной в плуг, вызывает совершенно искреннее уважение к живущим в ней людям. Жители в Тверской области, к слову, все как один исключительно любезны и приятны в общении. Столько хороших людей, как сегодня, пожалуй, я еще никогда не встречал. Нам с дедом помогали все — и вполне официальные чиновники, и простые встречные на улицах. Военком Нелидовского района весь день носился с нами, организовывая встречу, транспорт и обед, а случайные прохожие не только показывали нам путь, но и провожали до ближайшего перекрестка, рассказывая между делом совершенно фантастические истории:

— А вода в речке почему такая черная?
— Да никто не знает.
— Может, из-за мазута?
— Нет, она уже давно такая.
— Неужели дно какое-то особенное?
— Нормальное дно, что вы. Карасики вон плавают…

Такое меланхоличное отношение ко всему очень характерно для жителей этих краев. Они всегда готовы поддержать беседу, но не рассчитывайте, что беседа получится содержательной.

Такой была, например, полуторачасовая беседа с пьяненьким «водителем телеги» Лешей, что отвез нас на своей видавшей лучшие времена кобыле за 15 километров на погост. Отвез в такие места, куда иначе как на телеге не доберешься. Поля, речки, овраги — и никаких дорог. Становится очень одиноко, когда смотришь на бесконечный одинаково зеленый пейзаж, и понимаешь, что на десятки километров вокруг едва ли найдется еще дюжина человек кроме тебя.

Особенно сильно начинаешь чувствовать безграничное одиночество, находясь на пустыре, где еще лет 15 назад стояла деревенька. И таких мест действительно много. Если в родной Новосибирской области деревня хоть как-то живет, жители ее покидают неохотно, а молодые люди, бывает, даже возвращаются, получив высшее образование, то в центре России деревня, судя по всему, умерла давным-давно.

Двадцатипятилетний Леша вспоминал, что когда он был совсем маленьким, то уже тогда во многих селах жили не больше десятка семей. Куда делись остальные жители — одному Богу известно.

— В этих деревнях уже лет двадцать никто-о-о-о не живет, — рассказывает Леша, забавно растягивая слова.
— А почему уехали?
— Кто как. Одни в город подались, другие в столицу или в Ленинград уехали.
— А почему же не оставались в деревне?
— Так здесь же рабо-о-о-о-тать надо. Вставать в 5 утра, за живностью ухаживать, в поле уходить.
— И что, все такие ленивые, что работать не хотят?
— Не ленивые. Просто сил уже не осталось у людей.

За такими разговорами мы добрались до пункта назначения — заброшенной деревни Липинское. В деревни остались всего два дома: в одном живет одинокий ветеран, во втором — семейная пара, к которым изредка приезжают дети и внуки. Продукты (их тут называют «товар») в деревню привозит на телеге отец Леши, получающий за это 750 рублей в месяц в райсобесе.

Деревню, которую, кажется, покинули не только жители, но и сама жизнь, находится на подступах к Европе — отсюда 300 км до Москвы, 600 км до Риги и 350 — до белорусской границы. И всего метров сто до братского захоронения советских воинов, погибших, защищая эти места в 1942 году.

Так я увидел могилу своего прадеда. Увидел три общих могилы, с памятником, венками и списками захороненных солдат. И в этих списках — прадед. Мы подошли к погосту, помянули, помолчали. Потом налетел ветер. Тишина и полное безветрие — и вдруг начинается ураган, пригибающий деревья к земле и срывающий шляпу.

Второй раз такой ветер начал дуть, когда мы зашли в один из двух оставшихся в деревне домов. В доме до сих пор живет ветеран со своей женой, очевидцы тех страшных боев. Старик служил в одной дивизии с прадедом, в полке, стоявшем чуть поодаль отсюда; за стаканом вина он рассказал, как его родная земля была пропитана кровью, как местная речушка переполнилась трупами советских и немецких солдат.

Дед читал письма, в которых сослуживцы его отца описывали события тех дней, а старик все курил и часто-часто моргал. Слез у него давно не осталось, поэтому все, что он мог — это кивать и кряхтеть. Мол, не врут, всё так и было.

Всё так и было.

Теория заговора или здравый смысл!

Преамбула.

Любви между государствами не бывает. Бывают союзнические отношения. Или наоборот. Любви не бывает даже между народами. Только симпатия и антипатия (или наплевательство – вам вот есть дело до мозамбикцев? И им до нас тоже нет). И еще кое-какие чувства близкие к родственным (например, белорусы). Ну а теперь от общих рассуждений перейдем к конкретной Польше.


ПОЛЬША

О любви как было сказано выше говорить не приходится, потому что таковой между государствами и народами просто не существует. Поэтому говорить о том, что «поляки нас не любят» - глупо. Имеет смысл говорить о том, что значительная (если не большая) часть поляков относится к нам с антипатией.

Зададимся вопросом – а с чего бы там быть симпатии? Реально Польша получила независимость с развалом СЭВ в 1990 году. До этого 200 (двести) лет независимой Польши не было. При этом Польша долгое время была великой европейской державой, значение которой стало сходить «на нет» в середине 17 века, с потерей Украины.

Но еще в 1683 году польская армия под командованием Яна Собесского сыграла главную роль в спасении Европы от нашествия турок, осадивших Вену – и это поражение (вместе с битвой при Лепанто столетием раньше, покончившей с господством турецкого флота в Средиземном море) стало окончательным переломным моментов в истории Оттоманской империи – от агрессии та перешла к обороне. Король Ян Собесский при этом командовал объединенными силами европейских держав.

Двести лет - с небольшим перерывом на 1918-1944 гг. - великая нация (именно так ощущают себя поляки) провела под игом России, вырванной из Европы. Большую часть времени – даже формально в составе России. Еще почти полвека – примерно с тем же уровнем независимости, каковой имели русские княжества в 1240-1380гг., т.е. во время которое в русской истории описывается как золотоордынское иго.

При этом поляки трижды восставали. Их десятками тысяч выселяли внутрь России, а сами восстания топились в крови.

Независимость Польша получила только с развалом российского государства, от Временного правительства.

Потом была советско-польская война 1919 года, начатая поляками, в ходе которой советские войска вышли к предместьям Варшавы.

И только один раз за эти 200 лет у России и Польши был общий враг – Германия. После войны с которой Польша фактически снова утратила независимость, сменив (как считают поляки) немецкую оккупацию на оккупацию русскую.

Откуда тут родиться симпатии? Одна великая нация была побеждена другой и двести лет влачила достаточно жалкое существование под контролем победителей. Двести лет против войны с немцами. И даже тут были тяжелые для поляков моменты – как например варшавское восстание и стояние советских войск на другом берегу реки все то время что немцы его подавляли. Я не говорю было оно оправданно или нет с военной точки зрения – главное как воспринимают его поляки. Как предательство с конкретной политической целью.

При этом немцы покаялись (формально или неформально – судить полякам, главное – покаялись) в содеянном, а Россия – нет. При этом Польша дважды отрезала от Германии куски территории, а от России – нет.

Т.е. пусть немцы и причинили Польша уж никак не меньше зла, чем Россия – в конце концов Россия и Германия (Пруссия) на равных делили Польшу во второй половине 18 века., но территориальными приобретениями в ходе 20 века дух мщения у Польши в отношении Германии в значительной мере удовлетворен. Равно как и тем, что поляки – в числе победителей Германии во Второй мировой.

А вот в отношении России – ничего такого, чтобы согрело польскую душу не наблюдается. Потому и к немцам у бывшей великой нации отношении куда более ровное чем к русским. Плюс – контраст между побежденной «высокоцивилизованной» Германией и «полуварварской» победительницей Россией. Т.е. двести лет Польшу держал под пятой народ, по мнению поляков находящийся на значительно более низкой чем они сами ступени развития. Восточная деспотия покорила страну первой в истории Конституции (и пр. и пр. и пр.).

При этом – как было сказано выше – от «ига» Польша избавилась не как Русь от своего – с оружием в руках, выиграв Куликовскую битву и столетием позже «войну нервов» на Угре, а исключительно в следствии внутренних проблем угнетателя.

В таком раскладе удивительно что часть поляков относится к России хотя бы нейтрально.

РОССИЯ

Я могу понять коммунистов, у которых в связи с историческим поражением, крайне обострено чувство истории – ведь все победы остались там, позади (кстати примерно тоже верно и для поляков – величие которых тоже позади). Для них начатая польским агрессором война 1919-1921 гг. – не только единственная закончившаяся поражением компания Красной Армии, но и компания поставившая предел мечтам о «мировой революции».

Я могу понять Вассермана – девственника с залитыми спермой мозгами. Но остальные-то! У вас-то что мозг залило? Или просто нечего заливать? Вас чем Польша уязвила? Самое нормальное отношение бывшей метрополии к бывшей колонии – исполненное чувства собственного достоинства безразличие. Что-то случилось – отношение в рамках банальной вежливости. Как собственно и поступило российское руководство сейчас.

Ну а радость по поводу у того, что у бывшей колонии с которой мы воевали 90 (Девяносто!) лет тому назад погибло почти все руководство – это уж извините либо признак спермы в извилинах как у Вассермана, либо свидетельство собственных комплексов – как видимо у остальных. Комплексов связанных вовсе не с прошлым – какие могут быть комплексы относительно прошлого у метрополии по отношению к бывшей колонии, которая обрела независимость не путем восстания, а вследствии внутренних неурядиц в метрополии? А с настоящим. А если у вас комплексы относительно настоящего – то обращать свои вопросы надо вовсе не к Польше.

Отсюда: http://rusanalit.livejournal.com/935320.html

Поговорим о чувстве юмора...

Окраина украинского городка. В лесопосадке сидят два кума. Отдыхают с водочкой и закуской. Сальцо, лучок...
Над ближним полем летает кукурузник. Туда, сюда... Опыление. Во время разворота кукурузник начинает совершать какие-то странные манёвры, теряет высоту и с треском врезается в крайнюю к полю "хрущобу", обрушивает два балкона и грудой падает в палисадник, разбивая вдребезги собачью будку. Пилот вылез из покорёженной кабины и тихо матерится.
Один из кумовьёв смотрит на другого, не меняя выражения лица:
- Бачив?
Второй, так же спокойно:
- Бачив.
- Ну?
- Шо ну?! Яка держава - такий й теракт...

Выборам на Украине посвящается...

Пять лет назад группа путешественников попала в Киев как раз на "Оранжевую революцию" -- во время предыдущих президентских выборов. Прошло пять лет, вторичная революция вряд ли произойдёт, а соотношение между кандидатами прежнее -- примерно 50 на 50.

Сканированные фотографии (снимал Сергей Верещагин) 2004 года выложены ниже:
http://photofile.name/users/antonkrotov/96349165/all/

Оригинальный пост:
Read more... )


World Press Photo 2009 winners

World Press Photo 2009 winners. 23 фотографии, победивших в различных номинациях.


Категория: современные истории, отдельное фото. Первое место.
Этот жираф умер в результате засухи в Ваджре, Кения, 9 октября. В Кении не было дождя несколько лет. Урожаи и животные погибают, а люди слабеют. Отсутствие ресурсов в Кении и соседних странах разжигает внутриплеменные конфликты – группы дерутся за пастбища и воду. Распространение оружия лишь усугубляет ситуацию. (Stefano De Luigi / VII for Le Monde)

( смотреть далее )

Ну наконец то!!!!! Первый рейс!!!

Первый рейс за 1,5 года!!!

Рейс ЖГ1930 за 08-01-2010
Плановое время прибытия в аэропорт Домодедово 14:05
Авиакомпания Georgian Airways
Тип воздушного судна Як-42
Плановый маршрут Тбилиси(Инт.)->Москва(Домодедово)
Маршрут
11:39 (-1:00) - Отправлен из аэропорта Тбилиси(Инт.)
14:05 - Ожидается прибытие в аэропорт Домодедово